Транзит за горизонт

29.11.2016

           У транспортного комплекса России имеется значительный потенциал роста в сфере транзитных возможностей. Однако их реализация требует значительных инвестиций и новых решений, связанных с логистикой и ускорением движения грузов

           Потенциал развития транзита через территорию Россию огромен. Об этом, например, свидетельствуют темпы роста глобальных рынков. Так, в 2000-2015 годах средний темп роста международной торговли составил 5,2 процента против роста мирового ВВП на 3,9 процента. Согласно прогнозу МВФ, эта тенденция сохранится и в 2016-2021 годах: несмотря на общее снижение, ожидается, что темпы роста международной торговли составят 4 процента в год при росте мирового ВВП на 3,6. Это говорит о том, что объемы перевозок грузов также будут увеличиваться опережающими темпами, а принцип "время - деньги" все больше приобретает транспортное измерение в борьбе за сквозные транспортные продукты.

           Сегодня основным направлением развития транзитных маршрутов становятся транспортные коридоры "Восток - Запад" и "Север - Юг". Причем они предусматривают комплексное развитие портовых мощностей, железнодорожных линий и автодорог. Большое внимание формированию новых трансграничных маршрутов уделяется сегодня и в нашей стране. Так, президент РФ Владимир Путин уже заявил о необходимости активно развивать транспортную инфраструктуру для внутренних и трансграничных перевозок, исходя не только из нынешних потребностей, но и с учетом дальнейших перспектив. Одним из последних его поручений в транспортной сфере стала подготовка стратегии развития российских морских портов в Каспийском бассейне, железнодорожных и автомобильных подходов к ним. Новая транспортная инфраструктура региона будет создаваться, исходя из объема грузопотоков через эти порты и развития интеграционных процессов.

           Финансирование стратегических инфраструктурных проектов сохранится в условиях бюджетной экономии

           Южный транзит приобрел особую актуальность после снятия западных санкций с Ирана и последовавшего за этим оживления региональной торговли. В связи с этим между Россией, Азербайджаном и Ираном было принято решение о развитии международного транспортного коридора "Север-Юг". В перспективе это мультимодальный транспортный коридор, включающий морскую, железнодорожную и автомобильную составляющие, может составить конкуренцию маршруту через Суэцкий канал.

           Еще одним глобальным проектом становится концепция встраивания в экономическое пространство "Нового Шелкового пути". Этот проект также включает мультимодальные маршруты, соединяющие Китай и Западную Европу: железнодорожный, автодорожный и морской. Северный ход железнодорожного сообщения и автомобильная трасса проходят через Россию.

           В 2016 году именно на эти цели был выделен значительный объем средств федерального бюджета. Причем в условиях строжайшей бюджетной экономии госфинансирование стратегических проектов по строительству транспортной инфраструктуры сохранится. Как рассказал министр транспорта РФ Максим Соколов: "Если говорить о стратегических проектах, качественно меняющих транспортную инфраструктуру нашей страны, то, конечно же, мы сохраняем в полном объеме бюджетное финансирование".

           И все же даже на фоне амбициозных планов правительства строительство первой в стране ВСМ стоит особняком - и в силу своей масштабности, и потому, что генерирует целый комплекс новых технологий, не применявшихся ранее в России, и по объему инвестиций, необходимых для реализации. Приступить к строительству ВСМ Москва - Казань планируется уже в 2017 году, далее маршрут планируется продлить до Екатеринбурга, а еще в более отдаленной перспективе - соединить его с международной линией высокоскоростных магистралей, идущих из Китая. Сегодня само строительство ВСМ выступает в качестве масштабного полигона для применения новых технологий и технических решений, материалов и конструкций. При этом бюджетный эффект за первые 10 лет функционирования новой инфраструктуры высокоскоростных магистралей составит не менее 7 триллионов рублей, что намного превышает сегодняшние потребности в инвестициях, а с учетом участия внебюджетных инвесторов потребности в госфинансировании составят менее половины суммы требуемых вложений.

           Однако на пути реализации таких масштабных проектов есть и свои подводные камни. Прежде всего это риск несвоевременного освоения инвестиций. При этом, как уже предупреждают аудиторы Счетной палаты, затягивание инвестцикла со стороны госзаказчиков может закономерно привести к их сокращению со стороны государства. Еще один вызов - риск нарастания технологического запаздывания. Так, по словам члена-корреспондента РАН, президента Российской инженерной академии Бориса Гусева, сегодня инженерное сообщество активно включилось в работу по модернизации транспортной системы страны, но здесь стоит учитывать отставание уровня развития отечественной научной и производственной базы от ведущих технологически развитых стран мира. Например, мы значительно отстали в показателях производительности труда - в РФ он в 5 раз ниже, чем в США. Отстаем и в сфере материаловедения, в разработке и внедрении патентов.

           В эпоху глобализации мировой торговли и производственных процессов в качестве центров притяжения долгосрочных инвестиций выступают не только страны, но и крупнейшие транспортные узлы. Географическое положение РФ как раз позволяет выступать в качестве узловой точки торговых, транспортных, миграционных и иных путей между Европой и Азией. Если прибавить к этому потенциалу сбалансированное распределение транспортных потоков, строительство интермодальных терминалов и внедрение интеллектуальных систем управления, то это может дать большой экономический эффект и заметно увеличить конкурентоспособность нашей страны на мировых рынках.