Отсутствие единой базы сертификатов резко осложнило работу ЕАЭС

03.07.2017

       Белоруссия громче всех стран ЕАЭС возмущается действиями таможенных органов России, которые лишь формально выполняют решения Совета ЕЭК по признанию товарных сертификатов, выданных в других странах ЕАЭС. Реальная причина проблемы — отсутствие единой компьютерной базы сертификатов Евразийского экономического союза. В итоге в Россию практически невозможно ввезти товар, сертифицированный в другой стране ЕАЭС.

       Сертификаты раздора

       С февраля нынешнего года Федеральная таможенная служба России (ФТС) не принимала документы об оценке соответствия продукции требованиям единых технических регламентов Таможенного союза, если они были выданы и зарегистрированы в Армении, Белоруссии, Казахстане и Киргизии.

       То есть товары не могли легально пересечь таможенную границу России с сертификатом, выданным в одной из четырех стран ЕАЭС, — российские таможенники просто не проводили их таможенное декларирование.

       Это прямо противоречило Таможенному кодексу ЕАЭС — одному из ключевых документов Евразийского экономического союза.

       От таких действий сильнее всего страдали бизнесмены из Казахстана и Белоруссии. Первые сталкивались с трудностями при поставках в Россию товаров из Китая, вторые, соответственно, — из Европы. В Белоруссии на защиту местных торговых компаний встал Госстандарт Республики Беларусь.

       Его чиновники заявили, что ФТС РФ нарушает Таможенный кодекс ЕАЭС, и пригрозили принятием ответных мер.

       Проблема была вынесена на уровень Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). 17 мая Совет ЕЭК принял решение: российские таможенники обязаны принимать сертификаты ЕАЭС при автоматической регистрации таможенных деклараций независимо от того, в какой стране союза они были выданы. После этого ФТС выдала своим таможням предписание обеспечить прием сертификатов, выданных в других странах ЕАЭС.

       Однако после этого российская таможенная граница так и не открылась для партий товаров, сертифицированных за пределами России. Одновременно с предписанием Совета ЕЭК начальники российских таможен получили письмо за подписью начальника Управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС Сергея Шкляева. В нем он рекомендовал «запрашивать исключительно оригиналы» сертификатов ЕАЭС и проводить их проверку в соответствии со статьей 111 Таможенного кодекса.

       По сути, руководство ФТС включило бюрократические механизмы, блокирующие провоз в Россию любых партий товаров, не получавших сертификат от российских ведомств.

       Как указывается в письме, «в качестве мер по минимизации рисков» рекомендовано проверять достоверность заявленных сведений в сертификатах ЕАЭС, сопоставляя их со сведениями, указанными в товаросопроводительных документах, а также проверяя при таможенном осмотре товаров наличие необходимой маркировки, в том числе наличия единого знака обращения продукции на рынке ЕАЭС (знак «ЕАС»).

       При этом для проверки подлинности оригиналов ЕАЭС-сертификатов предписывается «использовать имеющиеся в таможенных органах силы и средства, а также силы и средства экспертных лабораторий таможенных органов, осуществляющих криминалистическую экспертизу документов, для сопоставления обязательных реквизитов таких документов (печать, подпись уполномоченного лица, бланк и т.д.), полученных от таможенных органов стран ЕАЭС по отдельным запросам».

       Дальше — больше. Российским таможенникам «рекомендовали» при проверке сертификатов ЕАЭС одновременно проверять и «статус уполномоченного иностранным изготовителем лица, законность ввоза образцов продукции, область аккредитации аттестованных испытательных лабораторий, соблюдение порядка и правил исследований ввезенных образцов, а также соответствие их результатов установленным требованиям, а также соблюдение порядка и правил выдачи сертификатов соответствия либо регистрации деклараций о соответствии».

       В итоге получается громоздкая бюрократическая процедура, прохождение которой может надолго задержать на границе партию товара. Это при том, что любая экспортно-импортная компания всегда связана жесткими сроками поставок. Кроме того, оригинальный сертификат на товар выдается заявителю один раз и обычно хранится в офисе компании — это может быть за тысячи километров от таможенного поста. Таможенникам всегда показывали его копии.

       Закрытый открытый рынок

       Международные торговые компании, работающие на постсоветском пространстве, констатируют: в реальности единая система технического регулирования ЕАЭС не работает. «Мы сертифицировали ввозимые товары то в Белоруссии, то в Казахстане — в зависимости от того, что именно ввозили, — сказал «Газете.Ru» представитель одной из торговых компаний, штаб-квартира которой разместилась в Минске.

       Хотя в России получить сертификат можно быстрее, но в Белоруссии, в других странах ЕАЭС — дешевле. А если ввозишь много небольших партий разных товаров (каждый из которых надо сертифицировать), это становится важным фактором».

       Действия ФТС фактически блокируют работу торговых компаний, получавших сертификаты на товар в «младших» странах ЕАЭС. С одной стороны, конечно, российские таможенники запрашивают сертификаты на границе выборочно. Получается своего рода лотерея, поскольку при каждом пересечении таможенной границы просто невозможно предоставлять оригинал сертификата. И тем более — отдавать его на неопределенное время для проведения экспертизы подлинности.

       «На площадке ЕЭК отсутствует единый информационный ресурс, позволяющий таможенным органам в режиме онлайн (в Российской Федерации таможенными органами используется ресурс Росаккредитации с автоматическим доступом к нему через систему межведомственного электронного взаимодействия) проверять достоверность сведений, заявленных в декларации на товары в части документов об оценке соответствия», — констатируют в Федеральной таможенной службе.

       Тут уже упущение руководства Евразийского союза — Высшего евразийского экономического совета, который инициировал взаимное признание товарных сертификатов, но не позаботился о создании единого их реестра.

       Российские таможенники мотивируют свои действия обязанностью защищать российский рынок от некачественных товаров. Однако в других странах ЕАЭС в действиях ФТС РФ видят дискриминацию.

       «Получается, что всех субъектов хозяйствования, и в первую очередь импортеров, принудили работать с органами по сертификации одной страны, что противоречит законодательству Евразийского экономического союза», — заявил глава Госстандарта Белоруссии Виктор Назаренко.

       ФТС России выступила с инициативой скорейшего создания единого информационного ресурса, которая была поддержана представителями всех государств союза, подчеркивают в российском ведомстве.

       «Надеемся, что эта задача будет выполнена до вступления в силу Таможенного кодекса ЕАЭС 1 января 2018 года», — сказали в пресс-службе ФТС.

       Закрытый белорусский рынок

       Александр Лукашенко не раз называл блокирование транзита товаров из Европы в Россию через Белоруссию «нарушением всех норм международного права». В свою очередь, эксперты отмечают: в соглашениях о Евразийском союзе есть оговорка, по которой Белоруссия может не соблюдать договоренности, если Россия не снимет ограничения в торговле и перемещении товаров.

       Впрочем, пока до этого не дошло. Хотя в конце прошлого года Лукашенко предпринял громкий демарш — он не поехал на саммит глав государств ЕАЭС 26 декабря в Санкт-Петербурге, на котором планировалось одобрить общий для пяти стран Таможенный кодекс.

       Именно этот документ, на принятии которого настаивала Москва, вызывал недовольство белорусского лидера. Оно было оглашено 9 декабря, когда Лукашенко потребовал от своих министров «обеспечить соблюдение национальных интересов Беларуси при принятии Таможенного кодекса Евразийского экономического союза».

       А месяцем ранее президент Белоруссии практически открыто пригрозил начать сворачивать союзные проекты с Россией.

       «Уже надоело, это уже через край, дальше так продолжаться не может. Еще говорю это потому, чтобы вы понимали, на каком фоне мы сегодня говорим о дальнейшем развитии нашего союзного проекта,— сказал тогда Лукашенко. — Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие прежде всего в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться, зачем нам там держать кучу чиновников? Там, по-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве ЕАЭС. …Нарушается все, о чем договорились… Мы должны четко определиться: или мы идем на углубленную интеграцию государств, или нет».

       Но одновременно белорусские чиновники сами создавали проблемы в сфере сертификации. 21 октября 2016 года появилось постановление Совета министров №849 о сертификации ввозимой в Белоруссию бытовой техники. Согласно ему, с 1 февраля 2017 года вся ввозимая в страну бытовая техника и компьютерная электроника, а также средства связи и алкогольные напитки должны были сертифицироваться. Главным новшеством стало то, что требование правительства распространилось и на товары российского производства.

       В ответ российская Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) написала письмо на имя первого вице-премьера России Игоря Шувалова. В нем российские торговцы, в частности, указали, что с 1 февраля «возникает технический барьер в торговле между государствами – членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). …Поставка бытовой техники из России в Белоруссию через два месяца будет затруднена».

       После этого правительство Белоруссии решило отложить сертификацию «в долгий ящик». Было принято постановление №77, которое перенесло обязательную сертификацию на холодильники, морозильники, телевизоры и прочую бытовую технику, а также электронику на 1 июля 2018 года.