Благодаря Игорю Сечину могут быть обнулены ввозные пошлины и НДС на бизнес-джеты

21.08.2016

     Президент Владимир Путин поручил освободить самолеты бизнес-авиации от ввозной таможенной пошлины и НДС, узнали «Ведомости». По данным издания, он поддержал соответствующее обращение Игоря Сечина.

     Президент России Владимир Путин в августе прошлого года поручил поддержать обращение главы «Роснефти» Игоря Сечина и освободить суда бизнес-авиации от ввозной таможенной пошлины и НДС, пишет газета «Ведомости» со ссылкой на переписку руководства ряда ведомств — МЭР, Минтранса, Минпромторга, Минфина, ФТС, Минвостокразвития и ФАС. Два чиновника разных министерств подтвердили изданию факт обращения и поручения. Третий подтвердил подлинность письма своего руководителя.

     По словам представителя Минвостокразвития, исполнителями поручения снизить пошлины на бизнес-джеты назначили Минфин и ФТС, предложения прорабатываются. Представители Путина, Минфина, Минтранса, Минпромторга и ФТС на запросы не ответили.

     Представитель «Роснефти» утверждает, что предложению отменить пошлины больше года и для компании больше не актуально. Идея, по его словам, была обусловлена определенными обстоятельствами, которых теперь нет. Он не уточнил, о чем идет речь. Федеральный чиновник в свою очередь говорит, что у госкомпании была идея купить несколько самолетов с лыжными шасси вместимостью до 19 человек для северных месторождений.

     Просьба Сечина тем не менее продолжает обсуждаться, доклад президенту Минфин должен подготовить до 14 октября, следует из письма замглавы Минфина Ильи Трунина, направленном на прошлой неделе.

     По словам менеджера компании бизнес-авиации, у нефтегазовых компаний самые большие в России парки бизнес-джетов, причем крупнейший — у «Роснефти» — 20 бортов. Зарегистрированы суда при этом не в России и официальных данных нет.

     Письмо замминистра по развитию Дальнего Востока Кирилла Степанова гласит, что в России таможенная пошлина на Gulfstream G650 2015 года выпуска — 16,8% (при цене 4,74 млрд руб. это 790 млн руб. плюс НДС 850 млн), тогда как в ЕС — 2,7%. В связи с этим зачастую используется процедура временного ввоза на территорию Таможенного союза, отмечает Степанов, с условным частичным освобождением от пошлин и налогов — плата ежемесячно составляет только 3% от пошлины и налога. При этом Степанов приводит данные Минэкономразвития, согласно которым парк бизнес-джетов, аффилированных с российскими владельцами, — около 500 единиц, а в российском реестре зарегистрированы 72.

     Как отмечает управляющий директор Jet24 Павел Захаров, вследствие кризиса многие продают бизнес-джеты. «Раньше действительно фигурировала цифра 450-500, сейчас осталось порядка 300 судов, из них 5% у владельцев, связанных с Украиной, 2% — с Казахстаном и 10% зарегистрированы в России», — говорит он. Количество российских бизнес-джетов — 300–400, оценивает гендиректор Infomost Борис Рыбак.

     Захаров объясняет, что присутствие в российском реестре дает некоторые преимущества и льготы при обслуживании на внутренних перелетах, однако затрудняется навигация за рубеж. Он приводит примеры: получение немецкого разрешения может занимать до 48 часов, а некоторые зоны закрыты по политическим поводам — в частности, Украина. Кроме налогов есть и другие причины, считает Захаров и называет недостаточную конфиденциальность, высокие бюрократические издержки.

     По мнению Минвостокразвития, реализация просьбы Сечина приведет к увеличению парка судов и развитию сети аэродромов. Замглавы Минтранса Валерий Окулов говорит, что обнуление пошлин и регистрация судов в России приведут к созданию рабочих мест и росту бюджетных доходов. Как следует из писем ФАС и Минпромторга, они не возражают. Захаров соглашается: если самолет прописан в России и летает 400 часов в год, то, согласно нормам Росавиации, ему нужен второй экипаж — это уже не два, а четыре рабочих места.